КРАСОТА СПАСЕТ МИР
Понедельник, 23.10.2017, 14:32
ФОРМА ВХОДА
ПОДЕЛИСЬ ССЫЛКОЙ
Календарь
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Поиск
Мини-чат
АНТАХКАРАНА САЙТА

как пользоваться?
СТАТИСТИКА
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
НАШИ САЙТЫ
  • ФИОЛЕТОВОЕ ПЛАМЯ. УЧЕНИЯ ВОЗНЕСЕННЫХ ВЛАДЫК
  • АШРАМ ЭЛЬ МОРИИ
  • В ЗАЩИТУ ЖИЗНИ ДЕТЕЙ И МОЛОДЕЖИ!
  • ПУТЬ К ИСЦЕЛЕНИЮ


  • Приветствую Вас Гость | RSS
    Сюрреализм – бунт против Бога
    Основателем и идеологом сюрреалистического направления был французский писатель Андре Бретон (1896-1966). Сюрреализмом он пытался открыть, так называемое «реальное функционирование мысли», которое на самом деле выливалось в бесконтрольное спонтанное мышление. Главной целью Андре Бретона и его последователей было утверждение распущенности и вседозволенности под видом «свободы».

    Сюрреализм объявил своим принципом абсолютный бунт, безграничное неподчинение и узаконенную диверсию, полагаясь на одно лишь насилие. «Самый простой сюрреалистический акт состоит в том, чтобы выйти на улицу с револьвером в руке и стрелять в толпу, покуда хватит сил».

    Лидеры сюрреализма провозгласили амбициозную идею, что «сюрреализм - это тотальное революционное движение, связанное с идеями коммунизма и исторического материализма».

     «Сюрреалисты не ставили соей целью создание школы или художественного течения, продолжающего линию романтизм - реализм -…- футуризм, их планы были более глобальны, а амбиции непомерны. Они желали «осуществить универсальный революционный проект, относящийся ко всем областям деятельности и мышления… Они намеревались предложить людям новый способ сознания…».

    Первоначально Андре Бретон определил сюрреализм как «чистый психический автоматизм, посредством которого возможно выражение реального функционирования мысли в письменной, устной или любой другой форме. Диктовка мысли без всякого контроля со стороны разума, вне всяких эстетических или моральных ограничений». Таким образом, сюрреалисты, хотя и утверждали, что стремятся к «высшей реальности», на самом деле погружали сознание в тенеты и ямы астрального плана с трясиной отбросов человеческой мысли. Они вызывали галлюцинации, иллюзии и любые источники удовольствия, которыми, по их словам, «вовсе не следует пренебрегать». Для этих целей они использовали различные способы, в том числе и наркотические вещества. Для них сюрреализм был «перекрестком чарующих сновидений, алкоголя, табака, кокаина, морфина и разрушителем цепей». Таким образом они старались отключиться от действительности, называя это «очищением личности», которое по их словам «может состояться лишь в состоянии безумия, притом безумия агрессивного и полного». Как результат мы видим на их полотнах «чудовищное совмещение несовместимого, экспрессивное увеличение отдельных частей человека, деформацию его естественных форм».

    Абсолютного сюрреализма придерживались гг. Арагон, Барон, Буаффар, Бретон, Витрак, Дельтёй, Деснос, Жерар, Каррив, Кревель, Лембур, Малкин, Мориз, Навиль, Ноэль, Пере, Пикон, Супо, Элюар». Они творили под лозунгом: «Из всех искусств важнейшим для нас является террор» и прежде всего этот террор использовался ими по отношению к разуму. Они стремились заменить господство разума иррационализмом, «то есть отрицанием в практике искусства логики, основывающейся на признании действующих в реальном мире закономерностей развития».

    Современный сюрреализм отличается от абсолютного, тем, что к автоматизму в живописи, добавилось обдуманность в изображении  иллюзии и реальности.

    Художник-сюрреалист, Хуан Миро, описывал свой опыт так: «Я начинаю рисовать, и пока я рисую, картина сама начинает утверждать себя под моей кистью. Пока я работаю, некая форма становится знаком женщины или птицы. Первая стадия - свободная, бессознательная [...]. Вторая стадия - внимательно выверенная».

    Не трудно заметить, что в основе сюрреализма лежит гротеск в форме полного абсурда: соединения прекрасного и уродливого. «Особенно страшное впечатление производит соединение живой и неживой природы: частей человеческого тела или животных с бездушными формами предметов цивилизации, например, с ящиками письменного стола или комода, с какими-то предметами домашней или кухонной утвари, то есть с такими предметами цивилизации, которые предельно отдалены от органичного мира, так как в них преобладают геометрические формы, острые углы, и в сочетании с органическим миром человека и природы подобный гротеск производит жуткое впечатление». Таким образом, сюрреализм в целом отбросил господство разума, прибегая к психизму или астральным уловкам.

    Вот так описывается опыт автоматических рисунков Андре Массона (1924): «Используя ручки и индийскую тушь, он позволял своей руке быстро странствовать по листу бумаги, и возникающие при этом случайные линии и пятна вливались в образы, которые он либо развивал дальше, либо оставлял как есть. В лучших из этих рисунков наблюдается удивительная связность и текстуальное единство. Для художника важны были метаморфозы образов, то, как один из них превращается в другой. Так, голова лошади или рыбы могла трансформироваться в некий сексуальный образ».

    Не трудно догадаться, что подобные работы вряд ли освобождают человека от оков бренного мира, скорее всего они выпускают из «ящика Пандоры» порочных астральных сущностей, которые нападают на людей и привязываются к тем, «кто был не в состоянии или не желал осуществлять сознательный контроль энергии…». Так с работами сюрреализма человек начинает вязнуть в низинах астрального плана, увлеченный энергией психизма, которая подобна зыбучим пескам.

    Стоит отметить, что искусство сюрреализма сознательно стремится изображать, воплощать спонтанную нереальность в реальной действительности. Сюрреалисты стремятся предельно воздействовать на мир и даже в корне изменить его и выступают как одно из направлений в живописи, литературе и кино.

    «Типичным примером проявления психизма по телевидению, что ежедневно увлекает миллионы на астральный план, а, следовательно, в сюрреалистический мир психизма, является так называемая мыльная опера. В ней нет никакой воспитательной ценности. Это выгребная яма психизма, а те, кто день изо дня отдают ей свое внимание, обнаружат, что все так же находятся в этой клоаке после того, как ушли со сцены жизни в изменении, называемом смертью».

    Когда вы рассматриваете сюрреалистические картины, вы делаетесь уязвимыми для всех уровней астрального плана. Лишенный логики и здравого смысла сюрреализм создает дисгармонию, которая вбивает клинья тьмы между разумом и эмоциями, и отделяет сознание человека от понимания внутренней геометрии закона Бога. Игнорируя знания, отрицая духовность и логику, сюрреалисты делают сознание человека восприимчивым к манипуляции. Чем больше людей наблюдают  сюрреалистические  произведения, тем сильнее происходит разрушение культуры в массе населения.

    Сюрреалисты «обольщают» зрителя иррациональностью, с тем, чтобы он, в конечном счете, принял соблазнительное за убедительное, нереальность за реальность, уродливость за красоту.  

    «Зачарованность ужасом и уродством является показателем психологических проблем века и опустошенности души, живущей в отрыве от Матери и бунтующей против нее».

    Сальвадор Дали как-то написал о своем искусстве, что оно основано на паранойе, тем самым признаваясь  в безумии своего творчества, которое является абсолютным извращением истинной Красоты.

    «Искусство должно передавать истину Бога и истину Жизни - это и есть истинный реализм. Ибо реализм - это Реальность Бога, она не имеет ничего общего с постоянно меняющейся нереальностью, которая исчезает, как все преходящее».

    Сюрреализм это не прикрытый бунт против Жизни и Реальности Бога. «Руководители государства обязаны бороться против того, чтобы сумасшедшие могли оказывать влияние на духовную жизнь целого народа. Предоставить «свободу» такому «искусству» означает играть судьбами народа. Тот день, когда такого рода искусство нашло бы себе широкое признание, стал бы роковым днем для всего человечества. В этот день можно было бы сказать, что вместо прогресса умственного развития человечества начался его регресс. Все страшные последствия такого «развития» трудно себе даже представить»

    Антонида Бердникова
    18 июля 2013 г.

    Литература:
    1.    С. Кара-Мурза «Манипуляция сознанием».
    2.    Диктовка Павла Венецианца, данная через посланника Э.К.Профет от 3 июля 1977 г.
    3.    Декларация (Андре Бретон) 27 января 1925 г.
    4.    Том 2 № 45 – Эль Мория  - 13 ноября 1959
    5.    Том, 38 № 26  -  Возлюбленный Эль Мория  - 18июня 1995 г.
    6.    Адольф Гитлер
    7.    Ален и Одетт Вирмо

    Н.К.Рерих о сюрреализме

    Сюрреализм и большинство всяких «измов» не имеют путей в будущее. Можно проследить, что человечество, когда наступали сроки обновления, возвращалось к так называемому реализму. Под этим названием предполагалось отображение действительности. Вот и теперь русский народ убрал всякие «измы», чтобы заменить их реализмом. В этом решении опять сказывается русская смекалка. Вместо блуждания в трущобах непонятностей народ хочет познать и отобразить действительность. Сердце народное отлично знает, что от реализма открыты все пути. Самое реальное творчество может быть прекрасно по колориту, может иметь внушительную форму и не убоится увлекательного содержания.

    Целые десятилетия люди мечтали и спорили о каком-то чистом искусстве. Отреклись от содержания, сюжетность сделалась жупелом, а в то же время засматривались на те старинные произведения, в которых мастера не избегали темы. Мало того, что в старом итальянском и нидерландском искусствах картина имела содержание, но даже французские художники, всюду признанные, очень заботились о темах своих картин. Стоит прочесть письма Энгра, Делакруа и даже Гогена, чтобы убедиться, насколько свободно мыслили эти прекрасные художники. Иначе и не могло быть: бесконечные говорения о чистом искусстве и ограждение его от всяких привхождений сделали то, что искусство перестало быть свободным. Последователь всяких «измов», произнося свои заклинания, заключал себя в заколдованный круг всяких запрещений. А в то же время Рафаэль и Леонардо, получившие от заказчиков точные описания содержания им порученных картин, оставались свободными. В своем широком размахе они умели вместить любые условия, не понижая достоинства своего творения. Вот к этой-то истинной свободе замысла и выполнения и должны стремиться те, которые возлюбили реализм как прочную отправную точку. Путь реализма не обманет, и широкое воображение русского народа поможет сделать отображение действительности истинными цветами возрождения.

    Сюрреализм в творческой скупости хотел представить боттичеллевскую Венеру с рыбьей головой, а Аполлона - вообще безликим, в соломенной шляпе. Художники широких замыслов, как Гойя или Эль Греко, изумились бы такому скудоумию. Значит, «измы» зашли в тупик. Пусть же красота и богатство действительности в своем реальном отображении будут основами крепкими.

    Рыбья Венера вызвала не менее своеобразное осуждение. Знатоки сказали, что рыбья голова неуместна, но если бы художник снабдил Венеру рыбьим хвостом, то это было бы вполне приемлемо. Автор рыбьей Венеры - женщины с рыбьим хвостом - был тоже осужден. Впрочем, что говорить о разных осуждениях! Прекрасные картины Пюви де Шаванна и Уистлера были отвергаемы академическими авторитетами, а в Стокгольмском музее можно видеть отличную картину Рембрандта, не принятую в свое время городской ратушей. Всяко бывало. Но пути простейшие, пути вдохновенные приведут к Красоте.

    Лист дневника № 139 1939 г. Н.К.Рерих

    НОВИЗНА

    Прислали каталог американской выставки Сальвадора Дали. Некоторые друзья сомневались,что может появиться после сюрреализма? Но вот оно и появилось. Дали сам пишет о своем искусстве, что оно основано на паранойе, то есть на безумии. В этом смысле нужно отдать справедливость новизне Дали. Среди всего множества новейших течений искусства со всеми приклеенными к ним рецептами никто не решался назвать свое искусство безумным. Но вот такой смельчак нашелся. Американцы обрадовались и такой новизне и, как говорят, нарасхват раскупили его картины. Кстати, сам Дали, который, очевидно, является очень «практичным» человеком, поясняет, что в каждой из его картин заключено несколько картин. Значит, каждый отважившийся купить его картину тем самым приобретает сразу полдюжины картин и может их рассматривать в зависимости от своего настроения.

    Конечно, имеются разные специфические любители новизны. В последних газетах пишут, что среди «золотой молодежи» Америки в последнее время развился забавный обычай есть живьем золотых рыбок. Говорят, что некий любитель проглотил в один присест восемьдесят золотых рыбок. Вероятно, этим «подвигом» он хотел закрепить за собою прозвище «золотой молодежи». Мало ли по свету ходит скоропостижных новаторов. Возьмите список «новых течений» последних лет, и вы получите ряд самых странных названий. При этом большинство этих названий сами по себе ничего не будут обозначать. Но в пространных манифестах будут рассказаны туманные изложения, опрокидывающие все бывшее.

    Обернемся к истинным новаторам давних времен. После прекрасных в своем роде Беллини появляются Джорджоне и Тициан. Несомненно, они оказались самыми поразительными новаторами, но никаких рецептов своей новизне они не писали. Таким же естественным новатором оказался Греко. И он никаких манифестов своей новизне не писал. Просто он делал так, как только и мог сделать. Другую песнь он и не мог бы пропеть. Просмотрим и дальнейших таких же естественных новаторов. Все они работали так, как могли. Им не приходилось ни извиняться за особенности своего творчества, ни поражать буржуазную робость грозными манифестами. Могли ли иначе работать Мане, Ван Гог, Гоген, Врубель? Говорят, что Ван Гог был безумен. Может быть, врачи и находили это, но сам Ван Гог никогда бы не стал настаивать на безумии своего искусства. Итак, все движется вперед. Художник для успеха своего должен назвать свое искусство сумасшедшим и, как показала последняя выставка Дали, его новый рецепт оказался весьма действенным. Буржуазы опять были побеждены. Всяко бывает. Анатоль Франс, озаренный мудрою улыбкою, замечает: "Все, что имеет цену лишь вследствие новизны и некоторого исключительного художественного вкуса, старится быстро. Художественная мода проходит, как и все другие моды. Существуют вычурные фразы, которые хотят быть новыми, как платья, выходящие от известных портних; они держатся только один сезон. В Риме во времена упадка искусств статуи императриц были причесаны по последней моде. Эти прически вскоре становились смешными; надо было менять их, и на статуи надевали мраморные парики. Нужно, чтобы стиль, причесанный как эти статуи, был перечесываем каждый год.

    Хороший стиль, наконец, подобен этому лучу света, входящему в мое окно, теперь, когда я пишу, и обязанному своей чистой яркостью внутренней связи семи цветов, из которых он составлен. Простой стиль подобен белой прозрачности».

    20 Мая 1939 г. Н.К.Рерих



    Конструктор сайтов - uCoz Copyright MyCorp © 2017 HitMeter