КРАСОТА СПАСЕТ МИР
Понедельник, 17.06.2019, 16:08
ФОРМА ВХОДА
ПОДЕЛИСЬ ССЫЛКОЙ
Календарь
«  Июнь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Поиск
Мини-чат
АНТАХКАРАНА САЙТА

как пользоваться?
СТАТИСТИКА
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
НАШИ САЙТЫ
  • ФИОЛЕТОВОЕ ПЛАМЯ. УЧЕНИЯ ВОЗНЕСЕННЫХ ВЛАДЫК
  • АШРАМ ЭЛЬ МОРИИ
  • В ЗАЩИТУ ЖИЗНИ ДЕТЕЙ И МОЛОДЕЖИ!
  • ПУТЬ К ИСЦЕЛЕНИЮ


  • Приветствую Вас Гость | RSS
    ПАВЕЛ ВЕНЕЦИАНЕЦ - ВЛАДЫКА ТРЕТЬЕГО ЛУЧА




    ПАВЕЛ ВЕНЕЦИАНЕЦ, Чохан Третьего луча

     

    Павел Венецианец является Чоханом Третьего луча — луча божествен­ной любви. Он — иерарх Шато де Либертэ, обители на эфирном плане, рас­положенной над рекой Рона на юге Франции. Павел покровительствует развитию культуры Вознесенных Владык в нынешнюю эпоху и работает со всеми, кто же­лает внести вклад в это дело ради блага человечества. Культура Вознесенных Владык является краеугольным камнем в пирамиде золотого века, ибо сказано, что именно через культуру человечество отзовется на духов­ные истины и учения Великого Белого Братства.

    Павел

    Венецианец,

    Руфь Хокинс

     
    Во времена Атлантиды Павел служил в правитель­стве, возглавляя департамент культуры. Перед тем, как континент затонул, он перенес и закрепил фокус пламе­ни свободы в Перу, что дало импульс развитию культуры, великолепию и богатству цивилизации инков. В империи инков он воплощался художни­ком, который писал неблекнущими красками (мастерство, которое он вновь проявил в своем последнем воплощении). Позднее он воплощался как мастер эзотерической архитектуры в Египте, где в период строитель­ства пирамид работал вместе с Эль Морией, в то время мастером-зодчим. В последнем воплощении он был известен как Паоло Веронезе, один из крупных художников Венецианской школы 16 столетия. Раннее обучение принесло рожденному в Вероне (Италия) в 1528 году Паоло Кальяри славу талантливого живописца уже в юном возрасте. В 25 лет его приветствовали в Венеции как мастера своего дела. Пышное великолепие этого города, привезенные туда с Востока жемчуга и шелка, изящные гобелены и парча обогатили работу Паоло, который достиг непревзойденных высот в декора­тивном мастерстве.


    Творческие устремления Веронезе вскоре привели его к сенсационным  экспериментам по созданию но­вых цветовых решений. В поисках красоты он освобо­дился от использования мрачных коричневых и серых оттенков, популярных среди его предшественников; вместо них — чистые полутона, передающие свет и де­лающие его и без того изящные образы радужными и почти прозрачными. Он разработал светящиеся пас­тельные оттенки  лазурного, кораллового, перламутро­вого, лилового и лимонно-желтого цветов, которые по­

     
    разили и пленили его клиентов. Паоло любил использовать смелые сочета­ния глубоких цветов и соединял их, как никто ранее: рубиновый и насы­щенный зеленый, розовый и изумрудный, зеленовато-голубой и фиолето­вый.

    Словно подчеркивая, что истинная красота — вечна, Веронезе искал и открыл непревзойденную по сохранности цвета технику изготовления кра­сителей. Великолепные цвета его картин изумляют по сей день, ярко сияя по сравнению с блекнущим потолком Сикстинской Ка­пеллы и даже с написанными двумя столетиями позже фресками Тьеполо, уже подверженными разрушению.

    Паоло Веронезе

     
    Вероне
    зе был духовным революционером, который объявил войну силам анти-жизни в искусстве. Он видел в красоте самый мощный катализатор просвещения и изображал Иисуса, апостолов и святых полными жиз­ни, на фоне хорошо знакомых мест и вещей, что делало их ближе и понятней простому народу. Мастер вышел за рамки традиционно унылых, безжизненных и мрачных сторон средневекового искусства; его полотна, посвя­щенные библейским сюжетам, историческим событиям, фестивалям и кар­навалам, были полны радости и грандиозного величия.

    Он изображал ступени посвящений на пути Христобытия и уделял мно­го внимания теме мученичества святых. Его самой впечатляющей работой является больших размеров полотно «Свадьба в Кане», представленное в Лувре. Другие его картины — «Искушение Святого Антония», «Коронова­ние Богоматери», «Снятие с Креста», «Ужин в Эммаусе», «Святое Семей­ство» и «Воскресение Лазаря» — изображают важные посвящения [на пути] Христобытия.

    Однажды он предстал перед судом Инквизиции по подозрению в ереси, которую усмотрели в том, что он якобы без должного «почтения» изобразил
    сцену Тайной Вечери, поместив на холст карлика и попугая, стражников в латах, собак и шута. Веронезе твердо отстаивал право художника на свободу творческой фантазии. В итоге суд нашел решение, предложив изменить название картины на «Пир в доме Левия».

    В 1588 году Паоло Веронезе заболел и после нескольких дней болезни скончался 9 апреля. Брат и сыновья похоронили его в Сан-Себастьяно, где над его могилой был поставлен бюст. Он совершил вознесение из Шато де Либертэ 19 апреля 1588 года.

    Здесь, в Шато, перед вознесением он начал работу над самым грандиозным из своих произведений, известным как «Святая Троица». На полотне, законченном уже после вознесения, мы видим величественную фигуру От­ца Небесного, Сына, образом сходного с Иисусом, и прекрасного белого голубя с распростертыми крыльями, размах которых составляет три мет­ра, — символа Святого Духа. Поскольку картина была завершена после воз­несения Паоло, она обладает беспрецедентной особенностью — несет виб­рации двух измерений, земного и небесного, которые так интересовали ху­дожника. Внизу картины «Святая Троица» золотом написаны следующие слова: «Совершенная Любовь изгоняет страх».

    Павел Венецианец предстает величественным красивым существом около двух метров ростом с синими глазами и золотистыми волнистыми во­лосами. Обычно он облачен в изумрудно-зеленое бархатное одеяние. Будучи уроженцем Венеры, чьи обитатели являются Владыками Пламени и посему излучают гармонию и божественную любовь, Павел унаследовал красоту и изящество, дипломатию и такт. Его мелодичный и ласковый голос несет мир и утешение всем, кто входит в соприкосновение с его Присутствием.

    Вознесенный Владыка Павел Венецианец является великим учителем на пути любви. Он преданно служит красоте, совершенствованию души через сострадание, терпение, взаимопонимание, самодисциплину и разви­тие интуитивных и творческих способностей сердца благодаря алхимии самопожертвования, самоотверженности и самоотдачи. Он посвящает сердечную чакру и обучает нас дару различения духов — различению добра и зла, света и тени, тонких нюансов всех наших творений красоты. Разли­чение является подлинной внутренней чуткостью друг к другу.

    Священнообитель Павла Шато де Либертэ имеет аналог на физическом плане — замок, принадлежащий ныне одной французской семье. На эфир­ном плане в священнообители есть залы с произведениями искусства всех видов и всех эпох, рас и культур, а также мастерские для музыкантов, писа­телей, скульпторов и певцов. Здесь Владыки обучают новым приемам в каждом из видов творчества.


    В настоящее время Павел Венецианец проводит курсы обучения в Хра­ме Солнца — эфирной священнообители Богини Свободы над Манхеттеном. Это эфирная обитель духовной Матери Павла — Богини Свободы, Космического Существа, чей образ запечатлен в статуе Свободы; она заслу­жила этот титул, полностью отождествившись с Божьим сознанием Свобо­ды, и была первой хранительницей пламени Свободы на планете. Перед за­топлением Атлантиды Владычица перенесла это пламя из тогда еще суще­ствовавшего на физическом плане Храма Солнца в Шато де Либертэ.

    Именно Богиня Свободы вдохновила идею создания статуи Свободы как дара народа Франции народу Америки, торжественное открытие кото­рой на острове Бедлоя состоялось 28 октября 1886 года. Эта статуя стала не просто символом дружбы, благодаря ей дуга свободы протянулась от Шато де Либертэ назад, к Храму Солнца, дабы потомки атлантов, воплотившие­ся во Франции и в Соединенных Штатах, бывших некогда восточными и западными воротами Атлантиды, высоко держали ее факел, пока культура Свободы не будет явлена вновь в золотом веке, основой которого станет сбалансированное и возросшее трехлепестковое пламя в сердцах свободо­любивых людей этих наций-сестер.

    Семьдесят шесть лет спустя, в диктовке, данной 30 сентября 1962 года в Вашингтоне, Вознесенный Владыка К-17 объявил еще об одном даре, пре­поднесенном Францией Америке, на этот раз от Пав­ла Венецианца: «В Индии, в обители Чананды состо­ялась эта чудесная встреча, во время которой по ини­циативе Павла Венецианца было решено, что в тот день в одиннадцать часов по вашему времени из его обители во Франции будет перенесено пульсирующее пламя Свободы.


     
    Это великое пламя будет отныне пребывать в си­ловом поле памятника Вашингтону, и пульсация пла­мени Свободы — дара Братства и дара сердца возлюб­ленного Павла Венецианца — станет благословением для сердца Америки...

    Оно передано как сокровище из сердца Франции, от духовного прави­тельства этой страны духовному правительству Америки... Пламя Свобо­ды – дар более значительный, чем прежний дар Франции – статуя Свобо­ды, и принесено как дань уважения этому великому существу — Богине Свободы. Невозможно переоценить его значение, так как пламя будет пронизывать саму структуру монумента и, вздымаясь высоко в атмосферу, наполнит огнем Свободы, пульсирующим в самом сердце Америки, каждого, кто
     придет к монументу, хотя он сам может и не отдавать себе в этом отчета».

    Воплощенные на Земле служители всех видов искусств посещают обители Павла Венецианца для получения наставлений; через служение они учатся балансировать и расширять трехлепестковое пламя в сердце. Павел объясняет, что цель искусства всегда состоит в усилении Христо-любви.

    Одним из учеников в обители Павла Венецианца был американский ху­дожник и иллюстратор Норман Роквелл (1894-1978). Павел рассказывает следующее о его обучении: «Помню, как Норман Роквелл явился ко мне на внутренних планах для обучения в моей эфирной обители. Помню, как ре­комендовал ему показывать проявления Христа в простых американцах, в повседневных картинах веселья, смирения, удивления, духовного един­ства, героизма. Все эти советы он хранил, помнил и высоко ценил, и что-то от духа Христо-образа, присущего Америке, отразилось в его работах.

    Он — уникальный художник, посвятивший себя изображению неотъем­лемых качеств и индивидуальных черт человека... Исследуя его труды, вы найдете, что в каждой картине отражена какая-то грань человека, тянуще­гося к своему Высшему Я».357

    Вознесенный Владыка Павел Венецианец говорит: «Я ЕСМЬ Павел Ве­нецианец. Я рисую на небесных полотнах. Я работаю с кристаллами, леплю из глины, придаю форму всем физическим вещам и творю в высших окта­вах из множества субстанций, еще не известных вам. С какой целью? Что­бы показать вам вечно открывающийся и совершенный образ Христа – Христа, проявляющегося в детях, в людях разных профессий...

    Разве удивительно, что мы не приемлем беспорядочное абстрактное ис­кусство, не имеющее никакой гармонии? Оно неизменно отображает пус­тоту и недостаток света в индивидууме. Беспорядочность и хаос хорошо видны в отсутствии объема, гармонии и фокуса в современном искусстве.

    Современное искусство проникает в подсознание. Независимо от того, находится художник под воздействием марихуаны или других веществ ли­бо нет, его творчество, представленное в фабричных изделиях, в облицовке стен, в стиле одежды, становится формой, способной — либо не способ­ной — нести определенные Христовые пропорции. Когда человеческое по­нимание искусства хромает, то исчезает и образ Христа.

    В современном мире трудно найти произведение искусства, вдохнов­ленное из эфирной октавы... Где научатся ваши руководители справляться с теми, кто завладел умами людей? Они научатся этому в эфирных классах, городах и обителях. Как попадут они туда, если не обладают кристаллом, который становится магнитом и путеводной звездой, за которой следует
    ду­ша, выходящая из тела во время сна?

    Если ангелы и приверженцы света не будут их сопровождать, то у них не найдутся ни новые идеи, ни средства решения проблем. Без внутренней гармонии — непосредственного дитя совершенной любви — нет разреше­ния проблем международного террора и угрозы ядерной войны. И сам аборт, представляющийся мне высочайшим актом анти-искусства, порож­дает бессердечность, которая с каждым годом уменьшает чувствительность к ангельскому искусству и к искусству Бога, создавшему совершенный об­раз, по которому вы были вылеплены из плоти.

    Поэтому, возлюбленные, прямо в условиях крайне напряженной меж­дународной обстановки необходимо удалиться в созерцание божественной красоты, уйти в музыку сфер, помнить, что строительным камнем творения является звук, и звук этот формирует образец, отвечающий божественной гармонии, и эта божественная гармония может быть отражена в архитекту­ре, в повседневной жизни, в утвари, такой, как, например, керамика. Ве­щи, которые вы используете и которыми себя окружаете, становятся фоку­сом для потока внимания.

    Мы не часто говорим об искусстве в наших беседах, поскольку существу­ют многие неотложные нужды — насущные нужды, решение которых необхо­димо для победы Сен-Жермена. В этот час я приношу свой компонент любви в качестве подношения Христу-Младенцу, тому возлюбленному, которого я так стремился изобразить и сделал это, насколько смог, в эфирной октаве».358

    Владыка Павел также высказывался о собственных произведениях, кото­рые он создал, воплотившись как Паоло Веронезе: «Я говорю сейчас с вами из-за некоторых картин, созданных мною. Бывали времена, когда я чувство­вал побуждение изобразить на холсте какой-нибудь чудесный предмет, кото­рым могло гордиться человечество. Но я почему-то оказывался в унылом состоянии, в котором, как я обнаруживал, начав писать, отсутствовала искра вдохновения. Я понимал, что не могу призвать его. И чем упорнее я пытался, тем тяжелее становилось решить, что именно мне рисовать, потому что я не хотел рисовать что-то банальное. Это должно было быть нечто волнующее и великолепное. Вот почему я так хорошо понимаю сердца людей, которые, оказавшись на перекрестке жизни, кажущемся особенно трудным, в недоу­мении останавливаются, не понимая, каким путем идти.

    Возлюбленные, в такие времена, поняв, что зашел в тупик, я переставал сопротивляться обстоятельствам и делал это не с чувством безразличия, отчужденности или отчаяния, а осознавая, что Бог выбирает странные спосо­бы, таинственно и удивительно исполняя Свою волю. Я решал остановиться,
    перестать бороться и пребывать в Его сострадательном сознании, зная, что с течением времени я найду ответ на мучающий меня вопрос.

    И тогда огромные волны покоя накрывали меня. А с приходом состоя­ния тишины и покоя восстанавливалась связь между мной и теми искусны­ми божественными существами, которые вдыхали в мои полотна саму эс­сенцию своей жизни. Мои ангельские друзья света, посланники надежды, направлявшие мою руку в работе, могли выразить тогда (управляя находя­щимися в спокойном состоянии мышцами) то, что они никогда не могли бы сделать, когда напряжение овладевало моим смертным телом.

    Поэтому я побуждаю всех учеников осознать, что есть время, когда нуж­но напрячься, и время, когда необходимо расслабиться; есть время для мо­литвы и время для ожидания; есть время проявлять религиозное рвение и время отдохнуть в Божьей любви.

    Я бы хотел напомнить всем, присутствующим здесь, что после того, как вы излили Богу всю любовь, на какую способна ваша душа, наступает вре­мя, когда нужно в ожидании остановиться, чтобы получить ответную лю­бовь Бога. Вы будто чувствуете себя опустошенными, ибо отдали все, что могли; а затем все это возвращается к вам, заряженное Его любовью. Лю­бовь Бога накатывает могучими волнами, несясь на вас, подобно морю, бь­ющемуся о скалы бытия. И пена увлекает ваше сознание, когда, рассыпа­ясь, создает бесчисленные узоры неописуемой красоты»,359

    Возлюбленный Владыка Павел обещал, что тот, кто постучит в дверь его обители на юге Франции, будучи готовым к увеличению пламени любви в сердце, получит важное посвящение: «Взяв за руку, я проведу вас по замку. Я покажу вам произведения искусства, созданные невознесенными и возне­сенными чела. Мы пройдем через множество комнат и, наконец, войдем в зал, на стене которого вы увидите раму. В некоторых случаях она будет пус­та, в других – в нее будет вставлен холст. Эта рама — ваша, рама вашей ин­дивидуальности, ожидающая, когда вы воплотите талант, присущий вашей душе. И когда вы увидите эту раму пустой, вам захочется заполнить ее.

    И тогда я отведу вас в «Мастерскую», где вы сможете работать вместе с другими мастеровыми, овладевая искусством живой Любви, тренируя руку и добиваясь все большей выразительности, чтобы суметь запечатлеть на полотне образ собственного Христо-совершенства. И когда вы сделаете лучшее, что способны предложить [в данный момент], написанная вами картина будет помещена в вашу раму.

    И когда вы вновь подойдете к этой раме по прошествии многих месяцев искупления и самоочищения, то без сомнения скажете: «Возлюбленный Павел, можно я еще раз попробую выразить свое Христобытие, запечатлеть
    свой образ? Ибо я постиг новый аспект этого образа и хотел бы, чтобы в ра­му было вставлено лучшее из созданного мной». Конечно же, вы получите такую возможность».360

    Близнецовым пламенем Павла Венецианца является Руфь Хокинс, Бо­гиня Красоты. Она совершила вознесение в 1995 году в возрасте 88 лет и служит вместе с ним в Храме Солнца.

    Вы можете призывать Павла Венецианца, прося помочь развить сердеч­ную чакру и трехлепестковое пламя сердца, а также воплотить Христо-сознание в вашей жизни. Просите его покровительствовать истинному искус­ству золотого века и осенять всех представителей искусства своим Присут­ствием, помогая принести на Землю сознание Христа.

    Ключевой нотой Павла Венецианца является мелодия Керри Джэкобс-Бонда «Я искренне тебя люблю» («I love you truly»).


    Владыки и их обители. Марк Л. Профет, Элизабет Клэр Профет

    Конструктор сайтов - uCoz Copyright MyCorp © 2019